Последние фото

Популярные фото

Лучшие фото

Случайные фото



Кузька родился в октябре среди угля под лестницей. Из всех его братьев и сестёр мы выбрали именно его за красоту, вдумчивый взгляд и пушистую шёрстку. Остальному выводку был предоставлен сильно поношенный из бумазеевой ткани халат - нам казалось, что это необходимо котятам в угольных дебрях в связи с надви­гающимися холодами. Но кошка-мать, оставляя своё потомство, приходила в гости к Кузьме, чтобы кормить и учить его. Ровно в восемь часов вечера она садилась у входных дверей и, если на нее не обращали внимания, начинала утробно урчать. Однажды, когда такое её поведение было ещё внове, кто-то из нашей семьи удивился: «Смотрите, Кузькина мать уже приготовилась». Так мы узнали имя кошки-родительницы.

 

Она была умелая крысоловка, а если ей одной было невмоготу поймать крысу, она звала на помощь людей. Однажды я ошалело выскочил на балкон из-за переполоха во дворе. Оказывается, Кузькина мать ловила крысу, а та пробовала скрыться в дворовом туалете. Кошка бегала, отсекая крысе дорогу, и громко кричала, призывая людей на помощь.

Из наблюдений за взаимоотношениями Кузькиной матери и Кузьки вспоминаются два случая. Первый, когда кошка впервые пришла навестить котёнка. Она, приню­хиваясь, обошла по периметру всю комнату, в одном из углов которой стоял шкаф, а Кузька прятался под ним. И когда мамаша издала определённый, совершенно особенный звук -Кузька вылез из-под шкафа. Котёнок первое время жил под шкафом, лишь изредка выползая оттуда:

видно, это место напоминало ему угольную темноту. И когда мне нужно было его по какой-то причине вызвать оттуда, то я воспроизводил призывный звук кошки, который действовал безотказно. И второй случай. Однажды Кузька сидел в коробке с песком и справлял свои дела. Мы в это время обедали за столом. Он повернул к нам голову и начал орать, потому что желудок у котят твёрдый и идёт туго. Увидев такое «безобразие» Кузькина мать издала ещё один особый звук. После чего котёнок продолжал свои дела уже тихо и повернувшись в угол, демонстрируя свою интеллигентность.

Кузька вырос в замечательного ласкового кота. По утрам, когда его пускали в комнаты (ночевал он на кухне - бабушка считала, что животное не должно спать вместе с людьми), он сразу же подходил ко мне. Вскакивал на кровать и прикасался - до сих пор помню это ощущение - мокрым и холодным носом к моей щеке: целовал и будил одновременно Он был не только ласковым, но и мудрым котом. Спал на письменном столе, под настольной лампой, причём обязательно ложился на исписанный лист бумаги. Если же я начинал потихоньку вытаскивать лист, то Кузька передвигался так, чтобы лежать не только в кругу света от абажура, но и на подстилке из ученого материала (я как раз писал тогда диссертацию).

Однажды я устроился на топчане на балконе и замечательно поспал. А когда проснулся, то увидел, что на перилах сидит какой-то чёрный кот. До этого я ни во дворе, ни вообще в нашей округе такого не видел, а тут он устроился, как хозяин, не поднимается и не уходит, и даже как-то нахально посматривает вокруг. Оказывается, познание мира Кузьмой продолжалось: он посетил крышу, залез в печную трубу, и его натуральный окрас - чёрные полосы на тёмно-серой шерсти - после пребывания

в трубе стал чёрным. А потом, не умывшись, очень уж обновлённым, предстал перед нами.

Наша квартира находилась на втором этаже двухэтажного флигеля, и по всей её длине простирался большой деревянный балкон. Перед балко­ном росла старая акация и получилось так, что балкон и дерево стали представлять собой единое целое: дерево вросло в барьер балкона и крышу. И при восточных и западных ветрах дерево таранило флигель. Если ветер менялся на северный или южный, то акация тёрлась о барьер и крышу. Кузька обычно сидел на барьере балкона и разглядывал окружающих. Но когда во время летних гроз ударял гром, кот убегал и прятался под какую-нибудь кровать или под «свой» шкаф.

Вообще с некоторых пор балконный барьер стал постоянным местом обитания нашего кота. Кузьма был как бы не только кот, но и какой-то механизм, приобретенный нами для устрашения и отпугивания. Дело в том, что по барьеру балкона и по акации проходила «историческая» дорога «из варяг в греки», узаконенная многократными метками котов и кошек на крышу двухэтажного флигеля.

Кузька располагался на барьере между акацией и краем балкона, который нависал над крышей одноэтажного флигеля. Оттуда легко было перепрыгнуть на балкон. Когда какая-нибудь обросшая бакенбардами морда пришлого с крыши кота показывалась над барьером, наш кот подымал отчаянный крик. Голова с бакенбардами исчезала вовсе или же чужак по акации обходил крикуна. Вероятно, именно криком наш котёнок заявлял свои права на территорию, и никому чужому хода здесь не было.

Никогда я не видел, чтобы бои за территорию происходили на Кузькином плацдарме. На Бандит­ской крыше - да! На высоко расположенной крыше двухэтажного флигеля - может быть. Возвращаясь поздно вечером после занятий в институте, я часто слышал крики дерущихся котов, которые доносились с крыши одноэтажного флигеля. На подходе к дому уже был слышен унылый крик побеждён­ного и шум падения. Это означало, что драчуны уже «спустили» с крыши кого-то из своих со­братьев.

Кузька приходил домой после меня, часто на трёх лапах - четвёртую или тянул, или нёс вытя­нутой перед собой. Потом он несколько суток отлёживался наверху готического буфета, хотя и являвшегося произведением искусства, но из-за трухлявости и ветхости выставленного на кухню. Кот злобно глядел оттуда на всех нас, как будто мы и были виновниками его злоключений. Чужие коты между тем беспрепятственно ходили по балконному барьеру и акации с одной крыши на другую.

 

 

Вадим Дьяков

Добавить комментарий

При добавление комментария, прошу проявлять взаимоуважение друг к другу. Пишите, пожалуйста, по теме, относящейся к материалу.


Защитный код
Обновить

Последние организации

Случайные организации